Заикин Александр родился 7 мая 1979 года в  Кишинёве, в семье художников Виктора Заикина и Стеллы Маринеску. Отец Виктор Заикин (1961-2017) был музыкантом, писателем, художникомиллюстратором. Мать Стелла Маринеску работала сотрудником музея народного творчества.

В 1994 году он закончил художественную школу и в этом же году поступил в художественный лицей, на факультет монументальной живописи к Юрию Евгеньевичу Пуздровскому. Лицей закончил со степенью бакалавра.

В 1997 поступает в Государственную Академию Искусств на кафедру декоративноприкладного искусства, факультет керамики.

В 1998 году он знакомится с художниками  и кураторами центра современного искусства в Кишинёве KSAAK и полностью меняет вектор своего творчества. С тех пор он долгое время не обращается к традиционным техникам.

В 1999 он едет в Страсбург представлять страну на биеннале современного искусства и через год его приглашают на биеннале современного искусства в Цетинье.

 В 2000 году проходит его первая персональная выставка в Кишинёве.

В 2001м году он переезжает в Москву по приглашению от Галереи Гельмана и работает  там экспозиционером до 2003г. Там же он знакомится с профессором из университета Косыгина Дмитрием Уваровым, который предлагает поступить ему в аспирантуру на факультет дизайна одежды!

Александр  начинает писать работу на тему «современного искусства в дизайне одежды«. Работу он так и не дописывает, но это событие открывает ему двери в сферу фэшн дизайна и в 2003 году его приглашают работать художником в  Giorgio Armani.

С тех пор он занимается оформлением торговых пространств и витрин модных бутиков.

В 2014 году наступает финансовый кризис, после чего в стране  исчезает рынок люкса. Александр  уходит из компании Montblanc и начинает работать над собственным проектом малых форм и парковых скульптур, а так же живописи эпоксодными смолами для экстерьеров. Он едет в Китай находит производства, но эта идея не находит отклика у городской власти и артобъекты не уживаются в городской среде. С появлением детей Александр  проявляет интерес к преподаванию и становится амбассадором Реджио подхода в России, который основан на творческом развитии ребёнка. Он пишет собственную программу, которая становится  программой повышения квалификации для педагогов России. Параллельно они преподаёт искусство в международных гимназиях IB, основанных на принципе проектной деятельности как в Реджио подходе.

В 2023 году Александр снова возвращается к станковой живописи. Сейчас это большие минималистические полотна, где крупными яркими пятнами он отображает сюжеты повседневности. В то время когда мы окружены бесконечным инфошумом и всё вокруг пестрит бессмысленными контекстами, он ставит перед собой задачу довести любой сюжет до минимума формы и цвета. Это позволяет  идее проявиться максимально контрастно на фоне хаоса и многосюжетности микросмыслов. Именно они раздробили повестку в угоду ленивому  коллективному бессознательному. Его сознание требует новой монументальности, которая вступит в противостояние диктатуре бессмысленного и создаст опору для воспроизведения новых смыслов.

Ризомы:

Диктатура свободы эпохи постмодерна наиболее объективно описана Ж. Делезом в концепции Ризомы, как проявленного образа времени и пространства. Это динамическая субстанция, лишенная вертикали: глубины (корня) и высоты, где парят идеи. В эпоху постмодерна любая вертикаль, любое утверждение, любое знание трактуется как фашизм, давление на личность и ее творческий потенциал. Таким образом, когда снята проблематика вертикали, метафизическое пространство постмодерна представлена, как горизонтальная плоскость. Этому пространству характерна телесное начало, как парадигмальная матрица. Это уже не тело, но еще не рассудок. Это не философия духа и даже не материального тела, как в эпоху модерна, где человек и его права были мерой всех вещей . Это философия кожи, эпидермического слоя. Это полупрозрачные складки, которые хаотично движутся в горизонтальном направлении, соприкасаются со средой и спонтанно реагируют на нее. Спонтанность стала философией нового времени. Стратегия устарела. Все утратило свой смысл. Смыслы – тоже восприняты как насилие. У постмодерна нет времени, так время, это хронология с присущим ей историзмом. Истории тоже быть не может. Это исключительно субъективные интерпретации. У времени есть прошлое и будущее. У Ризомы постмодерна есть только Вечное настоящее («хронос» –Ж. Делез). В нем нет события, т.к. оно может быть интеллектуально зафиксировано тольков прошлом или будущем. Есть только факты. Есть информация, но нет знания. В ризоматическом времени порой проявляется еще один тип времени «ионическое время» , случайные вспышки проявления рассудка. Ион – это пошлое и будущее, пронизывающее Вечное настоящее. Ион – это свойство рассудка. В точках соприкосновения «хроноса» и «иона» появляется история. Историй может быть много. Каждая интерпретация имеет право на существование. История рассматривается, как случайные вспышки памяти или ожиданий.

New
New
New
New
New
New